Рейтинг@Mail.ru
[Войти] [Зарегистрироваться]

Наши друзья и партнеры

UnixForum


Lines Club

Ищем достойных соперников.

Книги по Linux (с отзывами читателей)

Библиотека сайта rus-linux.net

На главную -> MyLDP -> Тематический каталог -> Движение за свободное ПО

Движение Open Source: новое десятилетие программного обеспечения с открытым кодом

Оригинал: State of Open Source Message: A New Decade For Open Source
Автор: Bruce Perens
Перевод: М.Антипенко
Дата перевода: 28 декабря 2008

Контакт для прессы: Bruce Perens, email: bruce(at)perens(dot)com. Звоните по тел.510-984-1055 в калифорнийское рабочее время. Вы можете опубликовать эту работу целиком или выборки из нее, но вы должны сохранить имя Брюса Перенса в качестве ее автора. Публикации в сети должны иметь ссылку на оригинал этого документа. При необходимости вы можете переделать этот документ в другой формат так, как вам будет угодно, для подготовки выступления, или перевести его на другой язык, но вы не имеете права изменять его так, чтобы получившийся результат отличался по смыслу от моего мнения, представленного здесь.

9 февраля 1998 года я опубликовал "Определение программного обеспечения с открытым кодом" ("Open Source Definition") и публичное объявление об "Инициативе ПО с открытым кодом" ("Open Source Initiative"), которую начали Eric Raymond и я.

Примечание переводчика: далее вместо термина "программное обеспечение с открытым кодом" будет использоваться более краткий и ставший достаточно распространенным термин "Open Source".
Это было впервые, когда широкая публика услышала об Open Source. В пятницу 8 февраля 2008 года был последний день Нулевого Десятилетия Open Source. В субботу 9 февраля был юбилей Open Source и начало Первого Десятилетия. Мы всегда начинаем отсчет с нуля :-). Так принято у программистов.

Конечно, в проведении кампании Open Source мы стояли на плечах гиганта. В начале 80-х Richard Stallman озарил путь своей философией Свободного Программного обеспечения (Free Software) и созданием системы GNU, которая, особенно в комбинации с ядром Linux, навсегда изменила подходы к созданию программного обеспечения.

Мне вспоминается наша первая ошибка: некоторое время имел место идеологический конфликт между проповедниками Open Source и Free Software (СПО). Целью моих занятий Open Source всегда было просто желание изложить идеи СПО другим способом, предназначенным для ушей деловых людей, что в конце концов привело бы их к лучшему пониманию аргументов Ричарда Столлмена. Это получилось, и я надеюсь, что вы будете продолжать делать то же самое. Поддержка GPL 3-ей версии (GPLv3) уже свидетельствует о признании крупнейшими корпорациями важности работы, проделаной FSF (Фондом СПО - прим.перев.).

Если бы вы спросили меня в тот день в 1998 году, о том, насколько далеко зайдет данное явление, я не смог бы предсказать того успеха, который имеется сегодня. К началу первого десятилетия Свободное программное обеспечение/Open Source превратилось в господствующее направление в развиии ПО. Действительно, мы - лидеры во многих категориях компьютеризации бизнеса.

Наибольшее распространение мы получили в сфере бизнес-серверов и встраиваемых систем. По отношению к использованию Open Source в настоящее время все фирмы делятся, в основном, на два типа: те, руководство которых осознает, насколько сильно они зависят от Open Source, и те, где боссы об этом еще не знают.

Напротив, мы пока еще не достигли того успеха, которого хотели бы, на настольных пользовательских системах (домашних компьютерах), если не принимать во внимание тот факт, что СПО сегодня составляет значительную часть Apple MacOS, а также входит в виде критических составных частей в Microsoft Windows. Обе компании были вынуждены разработать стратегии сосуществования с нами; некоторые из них менее удобны, чем остальные. Сегодня мы видим, что большое количество программного обеспечения перемещается с рабочего стола в сеть, то есть в ту область, в которой мы уже хорошо закрепились. Это может только привести к экспансии Open Source на системы индивидуальных пользователей.

Имеет место явление повышения благосостояния Open Source-компаний, начавшееся с IPO (первичного выпуска акций - прим. перев.) Red Hat и приведшее недавно, спустя семь лет после создания компании, к выдающейся покупке MySQL за 1,1 млрд. долларов. Но я хотел бы предупредить тех из вас, кто планирует применение Open Source в своих компаниях: вы пропустили огромную часть вышеуказанного явления. Большая часть Open Source сейчас - это программное обеспечение, созданное своими пользователями для своих же пользователей. Наибольшая часть оплаты за опенсорс-разработки сейчас приходит скорее от бюджетов IT-пользователей, которыми являются компании, учреждения и индивидуальные пользователи, нежели чем от основанных на Open Source организаций, ориентированных на получение прибыли, вроде MySQL. Участвуя в совместной разработке Open Source, пользователи распределяют стоимость и риски развития и внедрения технологий и новых инфраструктур для своего бизнеса. Источники их прибыли основаны не на продажах программного обеспечения, а на каких-то других видах деятельности. Чтобы их найти, обращайтесь лучше к сообществам, а не к компаниям.

Одним из недавних необычных явлений было открытое появление правительственных чиновников на сцене конференции, касающейся свободного программного обеспечения. После того как министр закончил свое поздравление, я в свою очередь сказал, что они всегда объявляют о неких национальных правительственных инициативах, касающихся свободного программного обеспечения. Хорошо, я не буду говорить о том, что происходит за пределами США, но даже в США мы видим Linux (и наверное, систему GNU) в оборонном проекте стоимостью 200 млрд. долларов с Боингом в качестве подрядчика. Никто уже не извиняется за это перед индустрией проприетарного софта. Действительно, мы стали такой важной частью индустрии программного обеспечения, что большинство продавцов проприетарного софта используют Open Source при разработке своих продуктов или обеспечивают взаимодействие своих продуктов с Open Source, а многие включают Open Source компоненты в свои продукты. Только несколько оставшихся "паршивых овец" еще сохраняют желание бороться с нами.

Мы фактически изменили способ внедрения инноваций. Новшества стали общедоступными. Многие компании, учреждения и индивидуальные пользователи ежедневно совершенно открыто используют нововведения, полностью доступные им через сообщества разработки свободного программного обеспечения. Программные продукты, которые они производят, являются лидерами в своей сфере. Общедоступные инновации исключают высокие операционные издержки на адвокатов, ведение судебных дел и лицензирование. Это позволяет сфокусироваться на строительстве плодотворного сообщества из всех участников рынка для создания и внедрения идей, вместо того, чтобы делить рынок для прямых продаж идей, как собственности. Это - экономически самый эффективный подход для большинства компаний.

В моих предыдущих сообщениях обсуждалась SCO. SCO прогорела. Тем лучше. Однако из-за голословных утверждений SCO многие в нашем сообществе понесли убытки, которые уже никогда не будут компенсированы. Мистер Ralph Yarro сделал несколько десятков миллионов долларов на повышении курса акций SCO при ожидании, что они что-то выиграют. Ему разрешили присвоить те денежные средства. Я пока не вижу иска, юридического обвинения или повторного расследования против него. Мы должны также отметить участие Microsoft в качестве финансового покровителя SCO, как показано свидетелем, присягнувшим под присягой, во время этого процесса. И наконец, было два самоубийства, связанные с делом SCO: Val Noorda Kreidel, единственная дочь основателя SCO Рэя Нурда (Ray Noorda), и Robert Penrose, IT-директор Canopy Group, компании-учредителя SCO. Можно только догадываться о том напряжении, в котором были эти несчастные люди.

Microsoft остается проблемой, как оплот старых способов мышления относительно программного обеспечения, и как воплощение старой школы грязной корпоративной борьбы. Их текущая стратегия, мне кажется, состоит в том, чтобы отравить нас деньгами, путем заключенных совсем недавно патентных соглашения с некоторыми Linux-дистрибутивами. Эти соглашения идут вразрез с духом лицензий на программное обеспечение, используемых нашими разработчиками, и возможно, как раз и предназначены для того, чтобы отговорить разработчиков от сотрудничества. В результате в прошлом году Microsoft влил в Novell больше денег, чем годовая прибыль Novell, - действительно, у Novell не будет никакой прибыли без Microsoft.

Но Microsoft, используя патенты, продолжаает попытки возродить FUD (FUD это аббревиатура от Fear, Uncertainty, Doubt = опасение, неуверенность, сомнение - прим.перев.), которые не приносят желаемого успеха, несмотря на затраченные на них средства. Они не убедили своими аргументами крупные компании, и лишь только третьеразрядная Novell и горстка убыточных дистрибутивов продолжают оставаться на их стороне. Эти компании оскорбили своих собственных деловых клиентов, которые ненавидят идею патентного FUD-а, наносящую ущерб их собственным интересам. Многие опенсорс-разработчики относятся к этим компаниям с подозрением, хотя некоторые и поторопились их простить.

Помимо этого, наиболее заметный эффект от влияния Microsoft заключается, кажется, в том, чтобы направить некоторые Open Source проекты в возможно вредном или по крайней мере абсурдном направлении, как например пропагандируемые компанией Novell проекты участия в Open Office XML. Утешает, что Microsoft явно неуклюжа. Ее манипуляции с процессом голосования по стандарту OOXML завоевали ей немного друзей среди национальных органов по стандартизации и заставили правительства обратить внимание на ситуацию, которую иначе они оставили бы на долю технарей.

Некоторые расценивают как угрозу потенциальную покупку Yahoo Майкрософтом. Конечно, это могло бы сократить или навредить участию Yahoo в Open Source сообществах и полуоткрытых продуктах вроде Zimbra. Но стратегия покупки убыточной фирмы может оттянуть значительную часть финансовых средств Майкрософта на покрытие убытков. Увеличение влияния Microsoft в информационном бизнесе могло бы означать применение DRM к обычным веб-страницам. Если Microsoft добьется этого, то прощай "просмотр исходного кода", бесплатная распечатка и Firefox. Для меня не будет сюрпризом, если Microsoft начнет наступление на рынок медиаконтента, возможно, инвестируя в музыкальные и кинокомпании.

Microsoft считает программные патенты Ахиллесовой пятой СПО. Это ясно видно по нескольким протекающим сегодня патентным судебным процессам против Open Source-разработчиков. Примечателен случай с JMRI (Java Model Railroad Interface), поскольку это судебное разбирательство против индивидуального Free Software-разработчика и еще в силу особой агрессивности этого иска: работа опенсорс-разработчика, под названием Java Model Railroad Interface (интерфейс для модели железной дороги на языке ява - прим.перев.), была интегрирована в коммерческий продукт - пульт управления модели железной дороги, а затем производитель пультов подал патентный иск против того самого опенсорс-разработчика, на чьей разработке он наживал капитал. Без активного участия заинтересованных адвокатов разработчик был бы беззащитен. Мы должны отметить, что количество добровольных адвокатов и фондов защиты для опенсорс-разработчиков весьма невелико.

Разработчик JMRI предьявил встречный иск производителю пультов за нарушение лицензии. Использование разработчиком артистической лицензии с ее довольно сомнительными правовыми основаниями, и нечеткое решение суда насчет этой лицензии, ослабили его встречный иск. Дело остается в суде. Разработчик JMRI позднее переключился на LGPL. Его трудное положение должно быть предупреждением для других разработчиков: вам необходима лицензия с непоколебимой правовой формулировкой, которая делает ее эффективной и защитит вас от владельцев программных патентов, чтобы сомнительные фирмы не поймали вас в ту же ловушку. Спросите своего адвоката, но я предполагаю, что самое надежное, что вы можете иметь, это LGPL 3-й версии и GPL 3-й версии, которые были рассмотрены адвокатами множества крупных корпораций, знаменитым мистером Могленом (Mr.Moglen) и его адвокатами из Software Freedom Law Center (правового центра свободы ПО - прим.перев.).

Также идут судебные процессы против составной части JBoss (ответчик - Red Hat) и против антивирусной программы ClamAV (ответчик - объединение Barracuda), основанные на "изобретении" интегрированной в электронную почту проверки на вирусы.

Я не буду здесь заново перечислять пороки патентования программного обеспечения. Об этом уже много сказано. Но примечательно, что Open Source - не единственный объект, которому угрожают программные патенты. Любой мелкий или средний бизнес, то есть компания, имеющая менее чем 1000 сотрудников, рискует быть втянута в такие же процессы наряду с Open Source. Но малые и средние предприятия недостаточно информированы об этой проблеме. Это нужно исправить.

До недавних пор идеологи Open Source, как например я, не были подходящими людьми, чтобы говорить с не-Open Source бизнесом об этой проблеме, потому что мы рассматривались как посторонние для производителей проприетарного ПО, для владельцев информационного контента и вообще для большинства фирм. Сейчас это уже не так. Мы теперь часть их сообщества и в состоянии достичь цели, ранее неподоступной: низвергнуть патентование программ в его колыбели, США, путем политических процессов.

Существует несколько направлений для приложения усилий в сфере патентования программного обеспечения.

Организация Linux Foundation провела несколько "инициатив по качеству патентов" с Патентным Бюро США, которые, к сожалению, могут в конечном счете привести только к усилению патентов, против которых они были направлены. Мы должны признать, что в управляющий совет Linux Foundation входят весьма значительные корпорации, которые имеют прибыль от существующей системы, в то время как остальной мировой бизнес терпит убытки. Хотя Фонд прекрасно работает для нас во многих областях, возможны серьезные конфликты с крупными корпорациями, участвующими в фонде, если в повестку дня будут включены вопросы радикальных реформ, необходимых для разрешения проблем с патентованием программного обеспечения.

Фонд СПО (The Free Software Foundation) организует яркие выступления в печати относительно того вреда, который наносит бизнесу патентование ПО, и возбуждает судебные иски по поводу законов о патентовании программ. Проблема судебного иска в том, что требуется принятие постановления конгресса об отмене постановлений, уже принятых ранее судами. Таким образом, пока мы не создадим мощной политической силы, выступающей против патентования программного обеспечения, судебные иски бесполезны.

Только европейцы смогли отвергнуть перспективу общеевропейского усиления программных патентов, организовав соответствующий политический процесс. Однако они недавно потерпели неудачу, когда Британский суд принял решение, которое отвергало полный отказ Британского патентного бюро от программных патентов. Они ожидают, что вариант Европейского Соглашения о Патентных Спорах может вернуться на рассмотрение к концу этого года, и что в своем следующем виде он не будет проходить через парламент, и тогда с ним будет значительно труднее бороться.

Но в чем европейцы уже победили, американцы даже не пытались. Надеюсь, что в скором времени ситуация изменится. Единственно необходимой тактикой является отделение случая патентования ПО от системы патентования, применяемой фармацевтическими компаниями. Фармацевтические компании, без преувеличения, имеют лучшее правительство, которое они могут подкупить. Мы не хотим с ними спорить.

Итак, вы можете видеть, что будущее бросает свои вызовы движению Open Source. Мы не могли даже предположить, насколько сильны мы станем в течение нулевого десятилетия Open Source. Но мы создали гигантскую силу, и мы уже можем ставить перед собой гораздо более значительные задачи. Присоединяйтесь к нам, и войдите вместе с нами в Десятилетие Номер Один.

Некоторые ссылки по теме:


Эта статья еще не оценивалась
Вы сможете оценить статью и оставить комментарий, если войдете или зарегистрируетесь.
Только зарегистрированные пользователи могут оценивать и комментировать статьи.

Комментарии отсутствуют