Рейтинг@Mail.ru
[Войти] [Зарегистрироваться]

Наши друзья и партнеры


UnixForum
Беспроводные выключатели nooLite купить дешевый 
компьютер родом из Dhgate.com


Lines Club

Ищем достойных соперников.

Библиотека сайта или "Мой Linux Documentation Project"

Свободное и открытое - и их противоположности

Взгляд лингвиста на некоторые убеждения, относящиеся к Linux.
Оригинал: Free and Open - and Their Opposites
Автор: Док Серлс (Doc Searls)
Дата публикации: 2 апреля 2013 г.
Перевод: А. Жбанов
Дата перевода: 4 августа 2013 г.

Словарь Merriam-Webster содержит следующее определение термина "убеждение": "принцип, мнение или доктрина, считающиеся большинством истинными, в особенности те, которые поддерживаются людьми, принадлежащими к одной организации, движению или профессии". Так сложилось, что вокруг Linux сформировалось две до некоторой степени противоречивых доктрины: доктрина свободного ПО ("free software") и ПО с открытым исходным кодом ("open source"). Этот спор возник с момента публикации Эриком Реймондом 8 февраля 1998 года статьи "Прощай, "free software", здравствуй, "open source". Вот выдержка из нее:

В частности, у нас есть проблема с самим термином "free software" (не с концепцией). Я пришел к убеждению, что от этого термина следует отказаться.

Проблема с ним двояка. Во-первых, он вызывает путаницу: слово "свободное" ("free") весьма неоднозначно (и с этой неоднозначностью пропаганда FSF вынуждена постоянно бороться). Что означает "свободное": бесплатность, свободу изменения ПО кем угодно или что-то еще?

Во-вторых, этот термин заставляет нервничать множество корпораций. Хотя меня лично это беспокоит в самую последнюю очередь, тем не менее было бы более практично "обратить в нашу веру" этих людей, а не воротить от них нос. Появилась возможность получить серьезный доход в мире большого бизнеса без ущерба для наших идеалов, а значит, настало время перестроиться. Нам нужна новая и лучшая вывеска.

Ричард Столлман, "отец" движения СПО, ответил статьей "Почему open source не соответствует цели СПО", в которой он говорит, что "ПО может служить своим пользователям только в том случае, если оно уважает их свободу", а также, что "open source" допускает существование несвободного ПО с открытым исходным кодом. И в некоторых случаях это утверждение справедливо.

Но термин "open source", как предполагал Эрик со товарищи, выиграл в битве за популярность. Сегодня трудно найти более расхожее выражение, чем "open source" или другое состоящее из двух слов прилагательное, более влияющее на военное дело, законы, издательство, экологию, правительство и многое другое.

Но свободное ПО никуда не ушло. Оно является фундаментом, на котором покоится open source. Фонд свободного ПО так же остается незыблем, как и "Определение свободного ПО" и "Открытое лицензионное соглашение GNU", которое Linux использует с самого своего начала.

Моей целью, однако, не является возобновление конфликтов между двумя системами ценностей, а поиск понимания, основанного на рассмотрении противоположности слов, используемых для описания базовых ценностей. Например, можно спросить: "Что является противоположностью свободы?" На ум приходит множество вариантов антонимов начиная с "рабства" и "тюремного заключения", оба из которых являются формой плена, поэтому первая пара пусть будет такой:

Плен (Captive) ⇔ Свобода (Free)

Английское слово "freedom" (свобода) - это существительное, образованное от английского же слова "free" - слова, которое используется как прилагательное, глагол и существительное. В заглавии "Определения свободного ПО" объясняется: свободное ПО означает ПО, которое уважает свободу пользователя Грубо говоря, пользователи имеют свободу запускать, копировать, распространять, изучать, изменять и улучшать ПО. Выделение курсивом присутствует и в оригинале и содержит ряд переходных глаголов, для каждого из которых объектом является ПО. С помощью этой свободы, говорится далее, пользователи (как индивидуально так и коллективно) могут контролировать программу и ее действия, таким образом контроль - это то, что вы осуществляете с помощью каждого из этих глаголов. Ключом к пониманию противоположности слова "контроль" является глагол "ограничивать", который в различных формах, включая существительное "ограничение" десять раз появляется в "Определении свободного ПО". По словарному определению свобода является противоположностью ограничения. Это приводит к следующей паре антонимов:

Ограниченное (Restricted) ⇔ Свободное (Free)

Слово "open" ("открытое") используется как прилагательное и в "Определении Open Source". Точно так же слово "ограниченное" и его варианты возникает в пяти из девяти критериев "Определения Open Source", а в двух из них дважды. Но является ли "ограниченное" такой же противоположностью для "открытого" как и для "свободного"? Нет, поскольку очевидным антонимом "открытого" является "закрытое" и "Closed Source" - это наиболее распространенная противоположность "Open Source". А если вы еще поищете противоположности "Open Source", то скорее всего наткнетесь на слово "проприетарное".

Когда термин "Open Source" только начал идти в массы, а "проприетарное" было наиболее распространенным антонимом для него, Крэйг Бертон объяснил мне, что эти определения - сокращенные и что мы увидим интересные возможности рассмотрев их в развернутом виде. Противоположностью "открытого" является "закрытое", сказал он, а противоположностью "проприетарного" - "общественное достояние".

Открытое(Open) ⇔ Закрытое (Closed)

Проприетарное (Proprietary) ⇔ Общественное достояние (Public Domain)

Если развернуть обе пары этих противоположностей на 90 градусов относительно друг друга, можно создать матрицу 2х2, которая будет выглядеть так:

Матрица 1

Крэйг называет это "матрицей Бертона" и использует ее на протяжении многих лет, чтобы понять, что разработчики хотели сделать или изменить. Например, говорит он, инфраструктурные протоколы и программное обеспечение, используемое в интернете и Linux, стали повсеместным явлением за счет нахождения в правом верхнем квадранте матрицы. Можно также попробовать разместить предприятия, товары, услуги, патенты и многое другое в различных местах матрицы и посмотреть, на что повлияют эти варианты размещения. Проприетарное ПО, открытое для взаимодействия, попадает в верхний левый квадрант. Его также можно превратить в открытое перемещением в правый верхний. Можно также попытаться освободить что-нибудь помещением его в общественное достояние. А если мы заменим "общественное достояние" на "свободное" и соответственно его противоположность, мы получим вот эту матрицу:

Матрица 2

Она может быть полезна для понимания того, что происходит, когда программное обеспечение, стандарты, патенты и другие формы интеллектуальной собственности, являющиеся технически проприетарными, "выходят на свободу". Они выходят из плена. Одним из примеров этого является Ethernet, технология, которая первоначально была разработана в Xerox PARC, а затем освобождена совместными усилиями Xerox, Intel и корпорации Digital Equipment ("DIX"), которые вместе обеспечили импульс к стандартизации ранних спецификаций и реализаций Ethernet. Технология Ethernet получила широкое распространение, поскольку находилась в правом верхнем квадранте обеих матриц. Каждый был волен использовать Ethernet без ограничений, хотя она и была проприетарной в том смысле, что кому-то принадлежала. Таким образом она стала повсеместно необходимой инфраструктурой для построения сетей во всем мире. С другой стороны, Linux родился в правом верхнем квадранте и добился успеха поскольку конкурирующие с ним операционные системы, включая проприетарные варианты Unix, находились в левых квадрантах. При этом давайте не забывать, что Linux - это зарегистрированный товарный знак Линуса Торвальдса и является проприетарным, хотя и в весьма ограниченном смысле.

Полюс "Плен" ("Captive") также очень важен для понимания мотивации поставщиков технологий. Крупные компании особенно стремятся привязать к себе пользователей и покупателей и пытаются сделать это с помощью проприетарных и закрытых систем. IBM делала так с Token Ring, собственным сетевым протоколом, который поначалу конкурировал с Ethernet.

Linux и Ethernet победили также по другой причине, которая становится ясной, если мы посмотрим на методы проектирования и постройки, изложенные Стюартом Брэндом в его знаменитой книге "Как учатся здания". В первой серии одноименного шестисерийного фильма BBC Стюарт говорит: "Здания - это достояние народов, наш самый большой капитал. Они - украшения культур. В них мы проводим большую часть нашей жизни. Некоторые здания ведут войну со временем и переменами и всегда ее проигрывают, в то время как другие здания движутся по течению времени. Они движутся вместе с нами". Он также спрашивает: "Что заставляет некоторые здания становиться лучше, а другие - нет?" Как в книге, так и в фильме Стюарт рассматривает различные подходы в архитектуре и строительстве, которые могут также быть представлены в виде противоположностей и расположены в матрице. Более подробно это рассмотрено в моей статье "Новый диалект", опубликованной в апрельском номере LinuxJournal за 2001 год.

Архитектуру чисто декоративную Стюарт называет "журнальной" ("magazine"). Это архитектура-искусство, где форма часто одерживает верх над содержанием: "Искусство порождает моду, мода означает стиль, стиль сделан из иллюзий, а иллюзии не дружат с функциональностью". В "журнальной" архитектуре главным становится внешний вид. Она рекламирует себя и своих создателей. Ее противоположность он называет "просторечной" ("vernacular") архитектурой, как он говорит, "во всех трех смыслах этого слова: широко распространенной, обычной и не заслуживающей упоминания". Он также говорит, что "просторечность" - это "то, что передается от здания к зданию строителями и пользователями и представляет из себя нечто неформальное, случайное и связанное со смекалкой".

Область строительства, связанную с высокими расходами, он называет "шоссейной" ("high road") [Примечание переводчика: точных вариантов русского перевода для приведенных здесь терминов "high road" и "low road" нет. В английском языке есть выражение "low roads", означающее достижение цели нечестным путем, один из наиболее точных его переводов - "тихой сапой". Но в данном случае оно явно не подходит. Нелегко подыскать перевод и для "high road". Сама собой напрашивается ассоциация с "highway", то бишь "автострадой". Поэтому рискну использовать в качестве перевода для "high road" - "шоссе", а для "low road" - "проселок". Если кто-то из читателей предложит более адекватные варианты перевода, приму их с благодарностью]. "Шоссейное" строительство характеризуется масштабными целями, долговечностью, длительностью поддержки и неусыпным вниманием со стороны "разумных диктаторов". Дешевую же область строительства он называет "проселочной" ("low road") и описывает так: "Низкая видимость, низкая стоимость, никакого стиля и высокий грузооборот", добавляя при этом, что бóльшая часть работы во всем мире делается в "проселочных" зданиях и даже в богатых обществах наибольшее количество изобретателей и особенно представителей творческой молодежи будет найдено именно в "проселочных" зданиях, которые никого не ограничивают в возможности экспериментировать.

Расположенные в матрице, эти две пары противоположностей выглядят так:

Матрица 3

Linux определенно "просторечен", но имеет как "шоссейные", так и "проселочные" черты. На уровне ядра наблюдаются масштабные цели, длительность обслуживания и "разумные диктаторы" в виде кураторов ("maintainers"). В 2004 году, когда я спросил Эндрю Мортона, одного из главных кураторов Linux, думает ли он, что Linux будет существовать через 200 лет, Эндрю без тени сомнения ответил утвердительно. Также он добавил, что члены команды разработки ядра очень заинтересованы в долговременной жизнеспособности и целостности кодовой базы. Кроме того, Linux имеет "проселочный" аспект в том смысле, что он дешев и идеально подходит для выполнения большого объема реальной работы.

В случае "просторечной" архитектуры вы можете двигаться по обеим дорогам - как по "шоссе", так и по "проселку". "Журнальная" же архитектура обеим дорогам чужда и поэтому Стюарт называет ее "бездорожной" ("no road"), несмотря на то, что у нее все же есть что-то вроде собственного "пути" - этакое нарастание поверх "проселка". Зачастую здания "журнального" типа строятся на месте сноса "проселочных" строений. Например, Линкольн-сквер в Нью-Йорке и Чавес-равин в Лос-Анджелесе соседствовали с "проселочными" зданиями, которые были без особого сожаления заменены: в Нью-Йорке - на Линкольн-центр, а в Лос-Анджелесе - на стадион "Доджер".

В обоих случаях города потеряли целые кварталы. А в некоторых случаях за подобное приходится платить работой, которую становится невозможно выполнять из-за ухудшения условий. Ярчайший пример - 20-й корпус Массачусетского технологического института, который в книге "Как учатся здания" Стюарт превозносит за великую пользу и бесчисленное количество изобретений и инноваций, рожденных в нем за первые десятилетия после Второй мировой войны, во время которой этот корпус был возведен как временная постройка для помещения радиолокационной станции. Несмотря на заслуженное им прозвище "Волшебный инкубатор", 20-й корпус был в 1998 году заменен "Стейта-центром", спроектированным именитым архитектором Фрэнком Гери (Frank Gehry). Это, конечно, выдающееся здание, но Стюарт также называет его "слишком дорогим, переусложненным, не нравящимся, не поддающимся приспособлению и вызывающим отторжение". В сущности он говорит то же самое, что "просторечные" разработчики Linux говорят о проприетарном ПО.

И тут мы снова возвращаемся к убеждениям. Слова "свободное" и "открытое" в английском языке имеют наибольшее количество значений в виде существительных и глаголов. В книге "Элементы стиля" Уильям Странк и Е. Б. Уайт (William Strunk and E. B. White) говорят: "Пишите, используя существительные и глаголы, а не прилагательные и деепричастия. Прилагательное не предназначено вызволять из ловушки слабое или неточное существительное". Эта книга получила широкое признание как лучшее произведение об искусстве письменной речи. Как и хороший рабочий код, она является собранием заплаток-патчей. Странк выпустил первое издание в частном порядке для своих лекций в Корнелльском университете в 1918 году, а умер в 1945-м. Уайт, бывший студент Странка, немного дополнил оригинал в 1957 году и маленькая книжка произвела эффект разорвавшейся бомбы. Тем не менее, большинство утверждений, написанных Странком в оригинале, уже невозможно сделать более совершенными. Например: "Энергичное письмо лаконично. Предложение не должно содержать ненужных слов, а абзац не должен содержать ненужных предложений по той же причине, по которой рисунок не должен содержать ненужных линий, а машина - ненужных деталей. Для этого от пишущего не требуется делать все высказывания краткими или избегать деталей и описывать все в общих чертах, но требуется, чтобы каждое слово было наполнено смыслом."

То же самое можно сказать и о коде, и об убеждениях, способствующих созданию его лучших образцов.


Док Серлс, главный редактор Linux Journal


Эта статья еще не оценивалась
Вы сможете оценить статью и оставить комментарий, если войдете или зарегистрируетесь.
Только зарегистрированные пользователи могут оценивать и комментировать статьи.

Комментарии отсутствуют